Інтерв’ю Андрія Пишного про судовий спір із Сбєрбанком Росії щодо знаку для товарів і послуг «Сбербанк», зареєстрованого Ощадбанком

Знак препирания

Председатель правления «Ощадбанка» Андрей Пышный поделился деталями судебного спора со «Сбербанком России» относительно знака для товаров и услуг «Сбербанк», зарегистрированного «Ощадбанком»

Спор между украинским «Ощадбанком» и российским «Сбербанком» о знаке «Сбербанк», зарегистрированном украинским банком еще в 2007 году, стал уже чем-то большим, чем просто спором в сфере интеллектуальной собственности. В начале года «Ощадбанк» обратился в суд с иском о запрете российскому «Сбербанку» незаконно использовать знак для товаров и услуг «Сбербанк», ранее зарегистрированный «Ощадбанком». Спор был спровоцирован переименованием украинской «дочки» российского банка просто в «Сбербанк». Это судебное разбирательство пока на рассмотрении в суде первой инстанции.

С новой силой о «знаковом споре» двух банков общественность заговорила в середине августа 2016-го. Российский «Сбербанк» добился в суде первой инстанции отмены свидетельства на знак для товаров и услуг «Сбербанк», обладателем которого является «Ощадбанк». Как этот «производный» спор скажется на первичном? Насколько далеко готов зайти украинский банк, защищая свои права интеллектуальной собственности? На эти и другие вопросы в интервью газете «Юридическая практика» ответил председатель правления «Ощадбанка» Андрей Пышный.

unspecified.jpg

Андрей Григорьевич, конфликт между «Ощадбанком» и ПАО «Сбербанк России» по поводу знака для товаров и услуг возник сразу после переименования публичного акционерного общества «Дочерний банк Сбербанка России» на ПАО «Сбербанк»?

— Я не называл бы это конфликтом, по сути — это противоречия и разногласия во взглядах, касающихся прав интеллектуальной собственности, которые породили юридические механизмы в виде судебных разбирательств. Де-факто и де-юре спор вокруг интеллектуальной собственности на знак «Сбербанк». Мы спорим о том, кто должен владеть правами на знак в нашем государстве и кто не должен иметь право его использовать.

С выходом на рынок публичного акционерного общества «Дочерний банк Сбербанка России» в 2008 году «Ощадбанк» не видел рисков нарушения своих прав, а также прав своих многочисленных клиентов, ведь слово «России» в названии банка было сильным отличительным элементом, который существенно минимизировал риски введения потребителей в заблуждение. Начало разногласий возникло в конце 2015 года, когда «Дочерний банк Сбербанка России» был переименован в «Сбербанк». В свою очередь, «Ощадбанк» является собственником торговой марки «Сбербанк» на Украине, которая была зарегистрирована в 2007 году. А потому, учитывая схожесть до степени смешения данных объектов интеллектуальной собственности, мы решительно настроены защищать свои законные права.

— Свидетельство на знак «Сбербанк» «Ощадбанком» получено в 2007 году для 36 класса Международной классификации товаров и услуг. Использовал ли «Ощадбанк» данное обозначение в своей деятельности?

— Безусловно, это даже уже подтверждено судебным решением Хозяйственного суда г Киева. Изначально «Ощадбанк» подал заявку на знак «Сбербанк» с целью защиты своих прав, поскольку мы считали (и до сих пор убеждены), что знаки «Ощадбанк» и «Сбербанк» являются очень похожими семантически, и значительная часть населения нашей страны, которая разговаривает на русском языке, продолжает называть наш банк «Сбербанком». С момента регистрации знака мы добросовестно использовали знак «Сбербанк», но с конца 2013 года значительно уменьшили интенсивность использования знака. В судебном деле, инициированном ПАО «Сбербанк», о досрочном прекращении нашего свидетельства на знак в связи с его неиспользованием мы предоставили суду много доказательств, подтверждающих использование знака разнообразными способами: обращения клиентов, упоминания в СМИ, объявления и вывески банка и прочее, и суд дал им надлежащую оценку, отказав ПАО «Сбербанк» в иске.          

— Как стало известно, 10 августа 2016 года ПАО «Сбербанк России» добился в Хозяйственном суде г. Киева признания недействительным свидетельства на знак для товаров и услуг «Сбербанк», зарегистрированного за «Ощадбанком». Чем руководствовался суд при принятии данного решения?

— Юристы «Ощадбанка» посещали каждое судебное заседание вместе с внешними юристами-консультантами, которых мы привлекли. Я получал своевременные отчеты и сам лично проводил совещания по этому делу. Наши внешние консультанты изначально нас предупреждали, что с учетом состава суда в этом деле не следует рассчитывать на полное и всестороннее рассмотрение всех обстоятельств дела. Собственно, так и произошло. По нашему мнению, суд неправильно установил обстоятельства, имеющие существенное значение, установил некоторые обстоятельства на основании ненадлежащих доказательств, проигнорировал большую часть доводов, изложенных в наших возражениях на иск. Поскольку наш знак признавался недействительным на основании фирменного наименования истца, суд должен был изучить обстоятельства известности фирменного наименования истца на основании надлежащих доказательств, определить известность в отношении конкретных услуг, изучить момент, с которого у истца возникли права на фирменное наименование в нашем государстве. Кстати, судья, рассматривавшая это дело, не задала ни одного вопроса по существу, что, по моему мнению, свидетельствует о нежелании вершить правосудие по закону. А выйдя из совещательной комнаты после заявления ходатайства об экспертизе, огласила решение по делу. О каком правосудии тут можно говорить?

— «Ощадбанк» намерен обжаловать решение суда от 10 августа с.г. ? Ведь если оно устоит в вышестоящих инстанциях, на победу в первичном споре можно не рассчитывать?

— Мы уже обжаловали решение суда первой инстанции. Мы искренне верим в сильную правовую позицию, на которую опираемся, и считаем, что наши тактика и стратегия будут эффективными. Я не хочу вдаваться в детали, чтобы не навредить делу, но предлагаю вам посещать все заседания суда по этому делу и сделать самостоятельные выводы. Вопрос о том, стоит ли рассчитывать на победу в первичном споре или нет, если наше свидетельство будет аннулировано, мы еще должны проанализировать. Мы к анализу не приступали, так как верим в справедливый суд в вышестоящих инстанциях.

— Кстати, о первичном споре. Какими аргументами вы руководствовались при подаче иска о запрете ПАО «Сбербанк России» использовать зарегистрированный «Ощадбанком» знак для товаров и услуг «Сбербанк» (свидетельство № 82116 от 10 сентября 2007 года)? На каком этапе сейчас дело?

— В первичном деле мы аргументируем свою позицию нашими исключительными правами использовать и запрещать использовать знак «Сбербанк». «Ощадбанк» как владелец знака имеет на это законное право. После того, как нам стало известно о факте переименования публичного акционерного общества «Дочерний банк Сбербанка России» на ПАО «Сбербанк», мы провели поиск, в результате которого выявили ряд зарегистрированных торговых марок с обозначением «Сбербанк». Именно те знаки, которые включают в себя обозначение «Сбербанк» без обозначения «Россия», были расценены нами как нарушающие наши права.

Таким образом, мы считаем, что торговые марки, зарегистрированные на имя ПАО «Сбербанк России» (российский) и ПАО «Сбербанк» (украинский), в которых главным различительным элементом является слово «Сбербанк», подлежат признанию недействительными в судебном порядке на основании приоритетных прав «Ощадбанка». В связи с этим, руководствуясь нормами Гражданского кодекса Украины, а также специального Закона «О защите прав на знаки для товаров и услуг», просим признать эти торговые марки недействительными и обязать Государственную службу интеллектуальной собственности Украины внести изменения в соответствующий реестр относительно признания оспариваемых знаков недействительными.

Кроме того, мы просим суд обязать ПАО «Сбербанк» (украинский) внести изменения в свои учредительные документы, касающиеся наименования, и подать их на регистрацию в соответствующие органы.

На данном этапе суд назначил судебную экспертизу с целью установления схожести нашей торговой марки «Сбербанк» с фирменным наименованием украинского ПАО «Сбербанк» и с торговыми марками, принадлежащими ПАО «Сбербанк России» (российский) и ПАО «Сбербанк» (украинский). Учитывая большое количество объектов, которые судебному эксперту необходимо будет сравнивать, мы ожидаем, что судебная экспертиза будет проведена в предусмотренный законодательством срок.

Несмотря на это, пока в деле по нашему иску будет проводиться экспертиза, мы надеемся на справедливое решение апелляционного суда по делу о признании недействительным нашей торговой марки.

— Пока длятся судебные тяжбы, «Сбербанк России» использует новое название?

— Насколько нам известно, ПАО «Сбербанк» продолжает свою деятельность, а значит, наверняка использует свое коммерческое наименование «Сбербанк». Информации о том, что название было изменено, у нас нет. Несмотря даже на очевидную схожесть нашей торговой марки «Сбербанк» с новым фирменным наименованием ПАО «Сбербанк», не имеет смысла предоставлять в суд заявление об обеспечительных мерах о запрете использования зарегистрированных фирменного наименования и торговых марок на время судебного разбирательства, поскольку суд на законных основаниях откажет в его удовлетворении. А потому на данном этапе мы не можем запрещать такое использование. Остается ждать окончательных решений судов.

— Верно ли предположение, что спор между «Ощадбанком» и «Сбербанком» — это не просто спор в сфере интеллектуальной собственности, ведь он затрагивает и национальные интересы страны?

— «Ощадбанк» — государственный банк, и мы четко осознаем ответственность за все, что является его собственностью. Права интеллектуальной собственности — это собственность банка, и лишение нас таких прав, по сути, должно затрагивать интересы государства. Однако хочу отметить, что в данном случае мы говорим о споре хозяйствующих субъектов, и государство здесь никоим образом не может влиять на ход разбирательства.

— По информации, распространяемой в СМИ, «Сбербанк России» продает свои активы на территории Украины. Есть ли в таком случае смысл бороться за торговую марку?

— Независимо от тех или иных обстоятельств, безусловно, имеет смысл бороться за свои законные права и интересы до окончательной победы или до исчерпания всех правовых возможностей отстоять свои права. Существует вероятность того, что, например, ПАО «Сбербанк» будет продан вместе с правами интеллектуальной собственности на Украине, и продажа активов ПАО «Сбербанк» не означает, что наши права будут восстановлены. Мы решительно готовы отстаивать свои права до конца и считаем, что судебные разбирательства могут быть прекращены только окончательными решениями судов или, возможно, мировым соглашением. Мы не собираемся инициировать переговоры о мирном урегулировании спора, но и не исключаем возможности рассмотреть предложения другой стороны, если такие возникнут. Так или иначе, ПАО «Сбербанк» в любой момент имеет право изменить свое наименование на то, которое не будет нарушать наши права, и в таком случае мы не исключаем возможности переговоров.

КОММЕНТАРИИ

Есть вопросы

Ярослав ОГНЕВЬЮК, партнер ПЮА «Дубинский и Ошарова», адвокат, представитель ПАО «Государственный Ощадный банк Украины» в судах по интеллектуальной собственности

Иск публичного акционерного общества «Сбербанк России» о признании недействительным свидетельства публичного акционерного общества «Государственный Ощадный банк Украины» («Ощадбанк») на основании схожести с фирменным наименованием прогнозировался еще на стадии подготовки первичного иска «Ощадбанка», направленного на защиту своих прав на знак «СБЕРБАНК». Я считаю, что суд первой инстанции, удовлетворив иск в этом деле, допустил массу нарушений, и фактически каждое процессуальное основание для аннулирования решения суда апелляционной инстанцией было аргументировано в апелляционной жалобе. Следующей инстанции в этом деле нужно будет дать ответы на такие вопросы.

Во-первых, каковы правовые основания возникновения правовой охраны на фирменное наименование на Украине? Без регистрации, но с момента первого использования в нашей стране, как это предусмотрено частью 2 статьи 489 Гражданского кодекса Украины, или, как счел суд первой инстанции, без использования на Украине на основании регистрации в другой стране? Другими словами, по мнению суда, все фирменные наименования, зарегистрированные во всех странах мира, охраняются автоматически и в нашем государстве не только без регистрации, но и без использования?

Во-вторых, объем охраны фирменного наименования абсолютный (распространяется на все виды деятельности), как отметил суд, или только в отношении тех видов деятельности, для которых оно было использовано?

В-третьих, что может защищать владелец фирменного наименования: свое фирменное наименование или часть элемента индивидуализации? Имея фирменное наименование «Сбербанк России ОАО», истец доказывал известность своего фирменного наименования посредством упоминания в новостях просто обозначения «Сбербанк», даже не в контексте услуг 36 класса Международной классификации товаров и услуг, в отношении которых признавалось недействительным свидетельство «Ощадбанка».

В-четвертых, имеет ли право юридическое лицо защищать права на свое прежнее фирменное наименование, от которого оно отказалось в связи с изменением наименования?

В этом деле есть еще много противоречивых и необоснованных выводов суда первой инстанции. Мне бы хотелось, чтобы все недостатки нашего законодательства в части правовой охраны фирменных наименовании были устранены обоснованной судебной практикой, к этому и будем стремиться в следующих инстанциях.

Кристина ПОШЕЛЮЖНАЯ

«Юридическая практика», №35, 30.08.2016

 

30.08.2016

інші пропозиції